?

Log in

Рукопись, · найденная · в · ванне · при · странных · обстоятельствах

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *

Как сейчас помню, иду я по кладбищу волковскому, лютеранскому. Из больницы. Зимой, в тонкой курточке. Кругом Иисусы стоят, снег лежит на могилах, а в ушах эта песенка...

Волковское #кладбище #ночь

Current Music:
Killing Joke - You'll Never Get to Me | Powered by Last.fm
* * *
Время устало сжимается, как трухлявый поролон из сидения старого школьного автобуса под тяжестью попок маленьких девочек.
Которые еще не здесь.
Которых нет. Пока ещё их нет.

Время томно смотрит мне в глаза, словно осень вновь вернулась и засыпала мой вечерний двор своей желтой листвой.
Мы никогда не узнаем, кто был первый, кто никогда не будет.
Ложная упругость. Скрытая податливость.
Ответ без вопроса.

Время стареет быстрее, чем я.

Current Music:
Dinosaur Jr. - Goin Down | Powered by Last.fm
* * *
Дома тепло и уютно. И ничего лишнего нам не надо. Все лишнее выкинуть в окно с четвертого этажа. Или сжечь на балконе в старой пепельнице. А еще лучше - лишнее оставлять за порогом.

Старею...

* * *
Ну вот я и снова здесь. Снова ползу по уютным, скользким листам ЖЖурнала.

Меньше слов, меньше слов, меньше...

Взять дуршлаг и через него просеять горсть слизи на эти уютные скользкие страницы. Сгусток слизи. Слизистый сгусток энергии. "шчпок..." и всё. Много памяти. Раньше моя жизнь была такая туманная, теплая и дождливая а сейчас ясная и деревянная как лакированная шкатулка. Пахнет содой, мокрым кафелем и кошачьей мочой.

НИКАКИХ САНТИМЕНТОВ!

НИКАКОГО ПРОШЛОГО!

Буксую и злюсь. Неужели так трудно потерять свое детство? Положить в карман и обронить. Намеренно обронить, проходя мимо песочницы в соседнем дворе. Потом нужно что-то вроде громко свирепо крикнуть "ААА!" и ударить себя кулаком в грудь.

Я скрываю. Я та еще скрытная сволочь. Хе-хе.
* * *
Так странно в 2 часа ночи видеть белые облака. И чувствовать себя отрешенно... и беспомощно. Сейчас очень хочется ощущения божественного провидения, хочется знать, что рядом сонм ангелов. Хочется смотреть на звезды поздней зимней ночью. Как неизвестный мне литовец в рецензии на альбом Харольда Бадда. В красивой тишине. Но сейчас лишь эти белые облака. Я опускаюсь ниже. Ниже этих облаков, к утреннему туману. Погружаю свои ноги в белую холодную влагу. Я ищу опору.

Прослушать или скачать Harold Budd Two Songs бесплатно на Простоплеер
Current Music:
Harold Budd - Bismillahi 'Rrahman 'Rrahim
* * *
* * *
Был темный вечер. Настолько темный, что в окне виднелись лишь очертания лица Кронски. Как в зеркале. Сэмюэль Кронски, молодой худощавый человек с правильными чертами лица, тонкими губами, узкими очками был сегодня небрит. Забросив ногу на ногу, Кронски покачивался на дорогом белом кожаном кресле. Правой рукой он медленно потирал щетину. Глаза, две маленькие черные дырки в лице, словно буравили собственное отражение в стекле, пытаясь увидеть что-то. Увидеть, вопреки всем законам физики, что-то в этой тьме, быть может в самый темный и дождливый вечер этого лета. В голове звучали литавры, шумели невидимые машины… и вот он услышал что-то новое. Гобой. Далеко-далеко, словно не веря сам в себя, шатаясь и падая в придорожные канавы, плелся одинокий гобой. Кронски тут же встал, поправил галстук и, отвернувшись от своего отражения, вышел из комнаты. Наскоро накинув плащ, он, улыбаясь чему-то, кропотливо вывернул наизнанку свои перчатки из тонкой кожи так, что снаружи оказалась белая шелковая материя, и одел их. «Самое время для прогулки под дождем. Прогулки под дождем до московского вокзала»: подумал он и, рассмеявшись неприлично громко, откашлялся в кулак. «Если бы я был птицей, у меня, наверное, были бы белые перья, белые когти, можно было бы пролететь эту станцию метро высоко над землей. И тут был бы уже не одинокий гобой, а целая симфония. Симфония одинокого меня»: на этом его мысли закончились. Он умер, случайно ступив в открытую шахту лифта. Конечно же, Кронски не умел летать, он был лишь человек… беззащитный перед темнотой этого мира.
Current Music:
Bach – 8 prelude
* * *
Бесплатный телефон, о, боже, его нет! Я привезу вам пылесос, я слушаю вас, Максим. Я на работе. У меня телефон на вибраторе просто. Но я на работе, не беспокойтесь. А вторая комната закрыта, там у меня вещи и малиновое варение. Я так и знала, вы любите варение. Маленькие люди бегут от гроздного монстра. Он ползет, извиваясь, словно отрубленный член великана, извергая фонтаны спермы. Семя отравлено и горе тому, кто вкусит его. Эй, мэн! Добрые глаза - это еще не все. Добрый нос гораздо важнее. Большой добрый нос. В совокупности с глазами... Кажется уже что-то вырисовывается. Я сыщик. Видимо, очень плохой сыщик. Адреналиновый сыщик, адреналиновый наркоман в поисках достойной пенсии.
* * *
Меня ждут дожди. Дожди. Какой я? Я боюсь промокнуть? Заболеть? Не тут-то было. Каке бывают люди? Разные. Никогда не думал, что вложу в это простое слово столько смысла. Непонятно даже откуда именно он берется. Смысл. Курить под дождем. Один. И серое-серое небо без надежды, оно совершенно равнодушно. Я летал над ним. Но и там лишь капли. Форма незамысловата... Она повторяет мои мысли.
* * *
It's been a long cold winter without you
I've been crying on the inside over you
Just slipped through my fingers
As life turned away
It's been a long cold winter since that day
(Anathema)
Зима. Огромный ледяной змий, из тех, что с тонкими длинными усами и большими черными пустыми глазами, заключил меня в свои кольца-объятия. Холод обжигает кожу, кольца неумолимо сжимаются. Кажется, я слышу хруст... Это его синяя чешуя или мои ребра? Дыхание частое, вот еще немного и я начну задыхаться. Друг, попробуй его зажигалкой, попробуй вилкой, смотри, тут много вилок! Все безуспешно. Друг напрасно тратит силы, зажигалка не горит, вилка примерзла к столу. Этот змий силен, змий непреклонен, кажется, змий - сама судьба. Друг, не покидай меня, не покидай в этот момент, видишь, мне немного осталось, скоро я задохнусь, я смотрю на тебя своими красивыми красными глазами. Ты видишь? Видишь? Нет... Ничего ты уже не видишь... Мне лишь показалось, что одна из ледяных статуй ожила. Целая безконечность замерзших людей. Замерзших, накрытых столов и людей. Все покрылось инеем, пол - словно ледяной коток без конца и без края. Рядом с человеческими статуями и блюдами на столах стоят таблички. "Друг, индейка, сестра, пиво, учитель английского, ризотто с морепродуктами, девушка из троллейбуса №7". Я поднял голову к небу - замерзшее солнце с табличкой "солнце". Свет идет откуда-то сверху, но это не обычный дневной свет. Солнце оледенело сразу, как пришел змий. Значит я один... И как я только сам еще не замерз? Холод лишь обжигает меня, причиняет боль, но не убивает. И боль не такая уж и сильная, раз я еще могу мыслить и осознавать всю абсурдность своей ситуации. Насквозь меня пронзывает желание вырваться, избавиться от заточения, убежать, найти выход. Это желание, этот первозданный рефлекс настолько силен, что все остальные мысли путаются и замерзают одна за другой, словно ноты ложатся на лист. На мгновение мне показалось, что я вообще не здесь, а лежу на самом большом столе в качестве главного блюда, прикрытый блестящей хромированной крышкой. Мне понавилась эта идея, не знаю, может быть потому, что с ней возникла новая неизвестность, которая могла быть спасением. Мне тогда так казалось. "Думай, думай, думай об этом", шептал я сам себе, медленно погружаясь в транс... И боль и холод прошли. Взамен пришла темнота и спокойствие. Откуда-то доносились пьяные крики, сальный хохот и причмокивания. Ах, да ведь я и впрямь стал основным блюдом за столом этих каннибалов. Да ешьте, ешьте на здоровье! Мои почки, сердце, печень, глаза, легкие, мой мягкий мозг наполнят ваши ненасытные рты. Я рассмеялся. Громко и дико. Наверное так смеялись шаманы из племени ацтеков, я об это не знал. Звук был металлическим на вкус, уши заложило, все тело колотилось в конвульсиях. А я продолжал смеяться... И вот, открыли крышку...
Так пришла весна.
Current Music:
anathema - natural dsaster
* * *
Далекой-далекой весной. На этом самом месте, среди канав и ям, заполненных чем-то смрадным, черным и густым как кисель, среди расплавленного пластика, среди углей и ржави, маленький мальчик найдет клочок зеленой травы. Может быть что-то встрепенется там, внутри, в маленьком сердечке, может быть он даже встанет на колени и аккуратно рукой проведет по острым кончикам травинок. Нечто новое, неизведанное отзовется вечным, пронзительным воплем в груди. Мальчик посмотрит на серое однотонное небо, но оно покажется ему голубым. На мгновение… Вот он уже побежал, быстрыми прыжками преодолел вязкую слизистую возвышенность, окунул руку в черную жижу и размазал по лицу.
Current Music:
Deadsoul Tribe – A Stairway to Nowhere
* * *
* * *

Previous